Мать-героиня из Славянска: «Мне нечем кормить детей – у нас начинается голод»

By | 26.06.2014

56_main.jpg.JPGСемья ночует в погребе, а шестилетняя Аня, испугавшись выстрелов, перестала разговаривать
В Донбассе уже больше трех месяцев не прекращаются бои. Многие жители уже привыкли к пустым прилавкам в магазинах, к вооруженным людям на улицах и даже научились отличать автоматную очередь от звуков петард. «Сегодня» начинает серию публикаций о том, как изменились жизнь и судьбы простых людей за это время.
Небольшое село Ивановка находится всего в 10 км от Славянска. Здесь, несмотря на временное перемирие, все еще можно услышать выстрелы. Мать восьми детей Лариса Портянова вместе с семьей практически каждое утро встречает в погребе. «Каждый день у меня начинается с того, что я думаю: как накормить детей. Я постоянно об этом думаю. Вчера перебились тем, что курочки несколько яиц снесли, да пол хлебины разделили на всю семью – вот все… мне нечем кормить детей – у нас начинается голод. Муж сегодня предложил зарезать куриц, но дети против, – едва сдерживая слезы, говорит мать-героиня. – В магазинах практически ничего нет, да и денег ни у кого нет, чтобы что-то купить. Я пенсию уже два месяца не получала! У нас уже закончились последние деньги! Во всевозможных инстанциях отвечают, мол, сочувствуем, понимаем, рассматриваем вопрос. А толку то! Пошла по соседям просить продуктов в долг – никто не смог помочь. Люди сами без денег сидят впроголодь. Разница только в том, что у нас детей много».
До войны, а другими словами боевые действия в Ивановке никто не называет, семья Портяновых занималась фермерством. В их распоряжении несколько полей и сад. Говорят, прошлый год был богатый и урожайный. В этом году из-за боевых действий удалось засеять только лишь одно поле. Соберут ли урожай – Портяновы не знают. «Вблизи Славянска уже давно нигде нет топлива, чтобы заправить технику. Да что там топливо, поля заминированы! Сколько было случаев, что люди в лесополосах подрывались! – рассказывает Лариса Портянова. – Землю не уберешь, потому что война кругом. Вроде мы и не лодыри – трудились всю жизнь. Много лет потратили на то, что купить технику: комбайны, трактора, сеялки. Жили впроголодь, ничего из деликатесов не покупали, экономили. А теперь вообще голодовка. Все перевернулось с ног на голову. Все настолько тяжело – даже передать не могу».
Еще в начале апреля многодетная семья Портяновых строила большие планы: сделать ремонт в доме, обустроить сад вокруг, прорубить скважину в огороде, а двое детей должны были закончить аграрный лицей и начать помогать родителям. Теперь в их доме о планах никто не говорит. «Какие могут быть планы на будущее? Сегодня живешь, а завтра нас расстреляют. Это война. В любой момент можно погибнуть и все, – вздыхает мать-героиня. – Единственная надежда на урожай. Может еще как-то соберем. Надежда есть, поэтому и не уезжаем. Да и некуда ехать».
Лариса Портянова тяжело вздыхает и добавляет, что беда не приходит одна. Шестилетняя Алина, испугавшись, практически полностью перестала говорить. Единственное, что малышка может сказать – это мама и папа. «Я детей успокаиваю как могу, а сама постоянно вздрагиваю от малейшего хлопка. Столько ужаса за все это время натерпелась. Когда еще была возможность держать коров – поехала на рынок продать молоко. И рядом с базаром началась бомбежка. Ноги в один миг подкосились. Бросила все и еле убежала, – вспоминает Лариса. – А пару недель назад у меня вообще отобрались продукты, представляете! Мы ездили в Изюм, чтобы купить крупы, макароны, консервы и топлива. На одном из блокпостов нас сразу предупредили: «Бензин не покупайте. Канистры отберем, а из бака в машине – сольем половину». Закупили только продукты. А на обратном пути рядом с лесополосой нас остановили двое ребят с оружием и в масках. Откуда они я не знаю. Так отобрали даже продукты! Я им говорю: «Ребята, что же вы делаете – меня дети голодные дома ждут!» Показала им удостоверение матери-героини, документы. А они мне, мол, мы тоже голодные. Дескать, еще спасибо скажи, что домой живая вернешься».
К слову, самыми опасными местами вокруг Славянска местные жители называют именно лесопосадки. Люди говорят, что на трассах понятно кто стоит – украинская армия или «ДНР». А это значит, есть на кого, а главное кому, жаловаться. В лесополосах же много вооруженных людей без опознавательных знаков. Их называют самыми жестокими. Они могут без причины в воздух стрелять, едва заметив машину на проселочной дороге, а могут и вовсе открыть огонь по авто с людьми. Однако именно проселочные дороги остаются единственной связью между Славянском и многими другими населенными пунктами, зависевшие от этого города. Ведь на блокпостах, которые находятся на трассах, могут и не пропустить. А, к примеру, из Ивановки в мирный Изюм есть только одна дорога – все через тот же неспокойный Славянск.
Впрочем, в Ивановке практически нет связи и со всей Украиной. Сюда давно уже перестали ходить автобусы. Здесь не вещают телеканалы, нет газет и интернета. «Мобильная связь работает с перебоями. Очень тяжело дозвониться. Иногда на лестницу приходится подыматься, чтобы хоть как-то поговорить, – объясняет Лариса Портянова. – Мы не знаем, что вокруг нас в стране происходит. Сидим в полной изоляции. Кто какие новости расскажет – тому на слово и пытаешься верить».
А вот твердо в Ивановке верят лишь в одно – всем нужен мир. «Мы мечтаем, чтобы мир наступил. Чтобы жизнь стабилизировалась, чтобы перестали умирать люди, молодые и красивые парни. И совершенно неважно на чьей они стороне. Мы хотим снова работать и растить спокойно наших детей. Надеюсь, скоро все переменится. Эта война никому не нужна», – говорит мать-героиня.