Новой власти готовят «электрический стул»

By | 16.10.2014

НКРЭКУ создает критическую ситуацию на отечественном энергорынке

Кризисная ситуация на отечественном энергорынке за последние несколько дней только ухудшилась. На двух заседаниях Нацкомиссии по регулированию электроэнергетики и коммунальных услуг (НКРЭКУ), которые прошли на минувшей неделе, так и не удалось принять решения, чтобы обеспечить генерацию углем. Запасов на складах хватит на 10 дней, а это значит, что свет в конце тоннеля постепенно гаснет.

Ситуация критическая.

Из-за войны на Донбассе, разрушенной инфраструктуры и выведенных из строя почти половины шахт, в стране наблюдается серьезный дефицит энергетического угля. И как следствие – электроэнергии, производимой угольными ТЭС. По оценкам правительства, недостаток угля составляет около 5-8 млн. т до конца года. Глава Независимого профсоюза горняков Украины Михаил Волынец уверен: цифра занижена и до конца апреля при сегодняшних темпах падения добычи дефицит составит не менее 25 млн. т.

По словам главного диспетчера НЭК «Укрэнерго» Виталия Зайченко, только пять ТЭС обеспечены топливом в достаточном объеме. У остальных запасы ограничены максимум до 10 дней. «Сказать, что ситуация критическая – не сказать ничего», — говорит замдиректора генерирующей компании ПАО «Центрэнерго» Юрий Санченко.

Чтобы обеспечивать в полном объеме потребности в угле, в том числе, закупать импортное топливо для полноценной загрузки ТЭС, энергокомпаниям страны ежемесячно необходимо доставать из кармана почти 4 млрд. грн. При этом реальный финансовый ресурс, который обеспечивают сегодняшние тарифы – 1,7 млрд. грн. То есть в два раза меньше, чем необходимо. Ситуация усугубляется еще и долгами «Энергорынка» перед генерацией — за первое полугодие они составили 1,8 млрд. грн.

На прошлой неделе о критичности ситуации в отрасли заявила и крупнейшая энергетическая компания страны – ДТЭК. «Ситуация критическая, при норме в 1,5 млн. тонн угля на складах сейчас находится 370 тыс. тонн. Ситуация контролируема лишь в отношении угля марки Г, запас которого ДТЭК Павлоградуголь нарастил за два месяца, заполнив склады на нужном уровне», — говорит генеральный директор ДТЭК Максим Тимченко.

Пока энергетики продолжают работать практически в военном режиме. И балансировать на грани. Поставки электроэнергии ниже себестоимости, отсутствие финансового ресурса для закупки угля, необходимость финансировать восстановление разрушенной инфраструктуру, загоняют теплогенерацию в финансовый тупик. «На Старобешевской ТЭС есть порядка 50 тыс. тонн угля, на Славянской —  45 тыс. тонн. Славянская станция после боевых действий остановлена, сейчас ведутся восстановительные работы, пытаемся восстановить к отопительному сезону», —  говорит заместитель коммерческого директора ПАО «Донбассэнерго» Владимир Егоров.

По словам гендиректора ДТЭК, компания на протяжении 4 месяцев работает в экстремальном режиме: «И с точки зрения работы в зоне АТО и гибели наших людей — энергетиков и шахтеров, и с точки зрения того, что мы делаем все возможное, чтобы поддерживать жизнедеятельность этих регионов и в целом энергосистемы Украины», — констатировал Тимченко.

Ушли в отказ.

Где взять необходимые средства для закупки угля за границей? Министерство энергетики и угольной промышленности совместно с энергетическими компаниями еще в августе разработали и представили НКРЭКУ реанимационный план для спасения ситуации. Среди предложенных мер – оптимизация тарифов. В частности, речь идет о снижении тарифов солнечной генерации, которые сегодня являются самыми высокими на рынке и позволяют получать сверхприбыли частным энергокомпаниям, образованным при прошлой власти. «Указанные предложения, в случае их принятия в начале сентября, позволили бы обеспечить крайне необходимые финансовые ресурсы для генерирующих компаний и создать запасы угля на складах тепловых электростанций», — отмечают в Минэнерго.

Вся сложность в том, что НКРЭКУ, вроде бы и всю критичность ситуации понимает, и аргументы Министерства принимает, но решения вынести не может. «Мы все знаем, что в связи с антитеррористической операцией на востоке добыча угля не происходит. Уголь, который завозится из-за рубежа  дороже из-за себестоимости, логистики, а самое основное — за счет девальвации украинской валюты. Соответственно себестоимость этого угля находится где-то на уровне 1100 грн. и в данный момент эта цена является сбалансированной для импорта. Исходя из таких условий, мы понимаем предложение пересчитать тариф для соответствующих теплогенерирующих компаний, понимая, что их себестоимость растет», — говорит глава НКРЭКУ Владимир Демчишин.

Тем не менее, в течение месяца здесь смогли принять только частичное решение, которые позволят генерации получить дополнительно 100 млн. грн. при потребностях больше 1,5 миллиардов. Смотря на то, с каким трудом комиссии далось даже это решение, эксперты и участники рынка откровенно опускают руки: вероятность холодной и темной зимы без быстрых, системных и решительных действий становится все неизбежнее.

К чему приведет дальнейшее бездействие регулятора (поскольку действенными мерами по управлению кризисом на рынке это все-таки назвать достаточно сложно)? Уже сегодня атомные и гидроэлектростанции работают на максимуме своей мощности. По словам Зайченко, еще никогда они не вырабатывали более 60% всей электроэнергии страны в сутки. В таком режиме очень тяжело сбалансировать нагрузки, особенно ночью. «Если проблема не будет решена, половина Украины погрузится во тьму», — сказал директор центра по внедрению новой модели рынка ГП НАЭК «Энергоатом» Сергей Бедин.

Для того чтобы компенсировать недостающие маневровые мощности, есть два варианта: импорт электроэнергии, который возможен, прежде всего, из России, и еще больше усугубит энергетическую зависимость, или же ограничение потребителей, для чего в Минэнергоугля уже разработаны соответствующие графики.

«Если не будет импорта и ситуация с мощностями останется той же, что и сегодня, мы дойдем до отключения потребителей. И это будет, наверное, хуже, чем в 90-х годах, потому что ограничения смогут доходить до 3 тыс. МВт -в зависимости от температурного режима. 3 тыс. МВт ограничения будут при минус 30», — подтверждает Виталий Зайченко.

Фактически Регулятор своим бездействием способствует дальнейшему развалу энергосистемы страны и играет на руку России. Уничтожение украинских производителей угля и электроэнергии увеличивает зависимость отечественной экономики от непрогнозируемо дорогого российского газа и, по сути, делает еще более сильной энергозависимость от России. Справляться с этим уже в ближайшие месяцы придется вновь избранной власти: и депутатм, и правительству.

Если с наступлением холодов люди останутся без тепла и света, есть риск, что социальное напряжение превратит комфортное кожаное кресло в «электрический стул» для власти.