Юрий Касьянов: Когда мы отправим в Россию поток гробов с наемниками, война тут же закончится

By | 07.12.2018

На сайте «Главред» состоялся чат с блогером, известным также своей волонтерской деятельностью, Юрием Касьяновым. Общаясь с читателями, он рассказал, почему введение военного положения в «кастрированном» виде ничего не изменит и не может изменить в Украине, для чего понадобилось ВП власти, какая судьба может ждать украинских моряков, которые оказались в плену у России, с помощью чего можно остановить войну на Донбассе, а также почему эта война является «игрой в поддавки», выгодной и Путину, и нынешней украинской власти. Кроме того, гость «Главреда» рассказал, как может действовать Кремль, если очевидной будет победа Порошенко, Тимошенко или Бойко на президентских выборах в Украине, как – если будет побеждать патриотичный кандидат, а также для чего сам он намерен участвовать в президентской гонке.

Представляем стенограмму чата с Юрием Касьяновым.

Sidor: Что, на ваш взгляд, даст введение военного положения в том «усеченном» виде, в котором оно у нас есть? Какие задачи позволит решить такое ВП?

Юрий Касьянов: Введение так называемого «военного положения» – урезанного, кастрированного – ничего не изменит и не может изменить. Военное положение обычно вводится для того, чтобы консолидировать все ресурсы на борьбу с врагом. В нашем же случае оно вводится для того, чтобы Петр Алексеевич смог поставить себе еще одну галочку накануне выборов – дескать, «смотрите, я даже военное положение вводил, все делал для борьбы с агрессором». Это просто пшик.

Sidor: Повлияет ли каким-то образом военное положение в тех десяти областях, в которых оно введено, на ход избирательной кампании и на результат выборов, как думаете?

Юрий Касьянов: Я не думаю, что так называемое «военное положение» хоть как-то повлияет на местные выборы в тех областях, где оно введено. Другое дело, что у президента остается соблазн продлить военное положение и, может быть, расширить его на территорию всей страны, чтобы отсрочить проведение президентских выборов, если он не будет уверен в том, что победит.

Черниговчанин: У нас говорят, что ВП необходимо в том числе для того, что предотвратить возможные агрессивные действия России, ее продвижение по другим направлениям. Но не могли бы вы объяснить, чем это поможет, ведь Россия вполне может прибегнуть к таким действиям сразу, как закончится срок действия ВП, хоть 28 декабря? Или я ошибаюсь? Поясните, пожалуйста.

Юрий Касьянов: Так называемое «военное положение» ни коим образом не может предотвратить агрессивные действия России. Да и никакое военное положение не может предотвратить агрессивные действия России. Если Путин решит воевать, он будет воевать, не зависимо от того, введено у нас военное положение или нет.

Юрий Касьянов
Юрий Касьянов / Главред

Wrangler: Какова вероятность, что ВП положение будет продлено по истечении 30-дневного срока? И только ли от действий России это будет зависеть?

Юрий Касьянов: Так называемое «военное положение», безусловно, может быть продлено и расширено на всю Украину для того, чтобы отсрочить или отменить проведение президентских выборов, если Порошенко не будет уверен в своей победе. Такая вероятность есть. От действий России это почти не зависит.

Вадим: А вы поддерживаете решение о запрете на въезд в Украину для мужчин-россиян от 16 до 60? Что это даст Украине? Почему это делается только сейчас? Нужно ли такие же меры вводить и в отношении женщин-россиянок? Как быть с теми россиянами, которые тоже попадают в эту возрастную категорию, однако широко известны антипутинской и проукраинской позицией? Вообще, не проще ли было бы ввести визовый режим?

Юрий Касьянов: Я считаю, что решение о запрете на въезд в Украину для россиян призывного возраста – абсолютно глупое по своей природе и является не более чем очередным пиар-ходом нашей власти в преддверии выборов, как и военное положение, урезанное по самые гланды, или спекуляции на религиозные темы. Эти россияне призывного возраста никак не угрожают украинской безопасности.

С другой стороны, я выступал и выступаю за полный разрыв всяческих отношений с государством-агрессором – дипломатических, экономических, культурных, за прекращение транспортных коммуникаций, в том числе транзита газа, за полное закрытие границы. Раз война, значит, война. А не бирюльки со всякими запретами на предвыборное время.

Читайте такжеМирослав Гай: Путин умрет, а россияне еще лет 50 будут платить репарации УкраинеEgorS.: Какая судьба, по-вашему, ждет украинских моряков, которые оказались сейчас в плену у россиян? Какие шансы, что их удастся вытащить оттуда в ближайшее время?

Юрий Касьянов: С Путиным нельзя играть по-честному. Точнее – Путин с вами всегда играет нечестно, он – шулер.

Поэтому прогнозировать, что будет с украинскими моряками, которые находятся в плену, очень трудно. Возможен вариант Сенцова, когда их ни под каким предлогом не будут выпускать из России. Возможен вариант Савченко – когда за них будут долго торговаться. А, может быть, Путин сделает широкий жест, подарок от царя царю – отпустит моряков накануне президентских выборов в Украине для того, чтобы укрепить позиции действующего президента.

Prokop: Считаете ли вы правильным то, что в СБУ прямо заявили о том, что один из их сотрудников, который был среди задержанных в Керченском проливе украинских моряков, остался верным присяге Украины во время аннексии Крыма в 2014 году, а второй не раз выполнял боевые задачи на Донбассе? Чем обнародование такой информации опасно для эти двух людей? Не попытаются ли в России, учитывая эти «дополнительные обстоятельства», осудить их по другим статьям, которые повлекут за собой более строгие наказания? Не будут ли допытывать этих людей с особым пристрастием?

Юрий Касьянов: Мне трудно комментировать заявления СБУ, потому что очень часто создается ощущение, что такие заявления делают психически нездоровые люди. Мы помним заявления СБУ по делу Корбана, Бабченко, теперь – моряков.

Я считаю, что СБУ не выполняет возложенных на нее функций и никогда не выполняла. Эта структура обслуживает интересы правящей олигархической клики и зарабатывает как может.

Украине необходимо создавать такую спецслужбу с нуля.

Юрий Касьянов
Юрий Касьянов / Главред

polit_ua: Як гадаєте, чи зможуть рішення міжнародних судів, до яких звернулася Україна, а також дії світової спільноти змінити якимось чином ситуацію в Азовському та Чорному морях, поведінку Росії на морі? На що в цьому сенсі можна розраховувати?

Юрий Касьянов: Я вообще считаю, что обращения Украины во всевозможные международные суды и инстанции, в ОБСЕ, ООН и НАТО не эффективны. Потому что мы сами себя не защищаем. Никто не уважает слабых. Это совершенно ложное мнение, навязанное украинскому народу, что через суды, какие-то процессы, нормандский и будапештский форматы мы можем отстоять свою независимость и свободу. Такого никогда в мировой истории не было. Если бы в мире все решали суды, инстанции, органы и процессы, то никто бы не тратил деньги на армии, вооружение, а все бы просто ходили по судам.

У Украины есть только один надежный союзник – армия, которая одна может решить все стоящие перед страной проблемы, связанные с безопасностью.

Donna: Юрий Владимирович, насколько адекватно, на ваш взгляд, Украина реагирует на действия России на морях? В чем, по-вашему, состоят самые грубые ошибки украинской стороны при реагировании на угрозы с моря?

Юрий Касьянов: Украинская власть отвратительно, безалаберно, глупо и небезопасно для своих граждан реагирует на действия России на морях. Мне уже приходилось писать о том, что этот «великий поход» двух наших артиллерийских катеров и буксира был просто безумно спланированной акцией, которой наша власть подставила моряков.

Кажется, у нашей власти вообще нет никакой стратегии действий на море. Хотя тут на ум приходят вполне очевидные вещи. Прежде всего, необходимо денонсировать договор с Россией о статусе Азовского моря, которое сегодня является внутренним общим морем России и Украины, сделать его воды международными, получить свою долю территориальных вод, защищать и охранять их всеми возможными средствами.

Hunter: Сообщается, что НАТО увеличивает свое присутствие в Черном море. Это послужит сдерживающим фактором для России или, наоборот, спровоцирует истерическую и агрессивную реакцию Москвы? И в каком случае эти «наращённые силы» НАТО начнут действовать, а не просто психологически давить на Россию?

Юрий Касьянов: НАТО не собирается воевать с Россией и не будет воевать с ней, даже если она оккупирует всю Украину.

Конечно, присутствие кораблей НАТО в Черном море вызывает и будет вызывать истерическую реакцию России, потому что это элементы политической пропаганды. Но НАТО нам ничем не поможет ни в Черном море, ни на сухопутной территории Украины.

Защищать свою свободу и независимость мы будем сами.

Игорь: Как вы считаете, в случае, если будут продолжаться проблемы с Керченским проливом, целесообразно ли Украине построить судоходный канал через перешеек, соединяющий Крым с материковой Украиной? Это сократит путь судам, оживит экономику портов на Азове и т.д.

Юрий Касьянов: По этой логике Украине целесообразно вообще строить государство за Днепром – оставить всю левобережную Украину, откатиться до Тернопольской, Ровенской, Львовской и т.д. областей.

В действительности идея с каналом, который соединит Азовское и Черное моря – не только трусливая и экономически затратная, но и бесполезная. Потому что, покончив с Украиной в Азовском море, Россия примется за наши порты в Черном море, будет так же блокировать судоходство, Одесский и Николаевский порты. Мы не сможем избежать агрессора, отворачиваясь от агрессии. Остановить агрессора можно только силой.

Юрий Касьянов
Юрий Касьянов / Главред

gf_43: Що з Керченським мостом, на вашу думку, слід робити Україні, коли Крим повернеться під її юрисдикцію? Чи лишати цей «елемент інфраструктури», який з’єднує Крим і Росію? Чи його краще знести, зважаючи на те, що він заважає судноплавству?

Юрий Касьянов: Керченский мост нам пригодится. Или для того, чтобы переправлять нашу военную технику на ту сторону моста, если война зайдет слишком далеко. Или для того, чтобы в далеком будущем укреплять добрососедские связи с Россией, которая избавится от Путина, путинизма и шовинизма по отношению к Украине.

Vikk: Юрий Владимирович, как переименуем Крымский мост, когда Крым вновь станет украинским? 🙂

Юрий Касьянов: Как бы мы ни назвали Крымский мост, если он еще устоит к тому времени, то мы будем им пользоваться. Во-первых, нам же надо как-то переправить танки на ту сторону. А, во-вторых, я всегда различаю российскую власть и российский народ, это – разные понятия.

Я не думаю, что украинский и российский народы в отдаленной перспективе, лет через 20, будут враждовать. Я надеюсь, что россияне, как и мы, избавятся от засилья олигархов, деспотов и глупцов во власти.

Но пока идет война, Российская Федерация – наш враг.

Ігор, Дніпро: Перші особи держави у нас по черзі заявили про те, що Росія планує захопити Маріуполь і Бердянськ, або взагалі ледь не всю прибережну смугу. Питання: це наші можновладці нагнітають напругу, чи це реальна загроза, за вашими оцінками?

Юрий Касьянов: Конечно, это – реальная угроза. Так же, как существует реальная угроза захвата противником Харькова, Днепропетровска, Чернигова, Киева и других городов Украины. Мы находимся в состоянии войны, и в любой момент война может перейти на другой уровень. И зависит это не от нас, а от Кремля.

Безусловно, наши правители с момента российской агрессии постоянно используют военную тему в своих узко эгоистичных политических целях. Когда им надо консолидировать вокруг себя электорат, они будут говорить о военной агрессии, вводить военное положение и отменять выборы. А когда им надо узаконить свою власть через выборы, они будут говорить о том, что угроза российской агрессии не настолько велика, как это было в 2014 году во время президентских и парламентских выборов.

А сегодня раздуванием таких панических настроений и введением военного положения, готовится почва для возможной отмены проведения президентских выборов.

Fazil: Насколько возможен сегодня сценарий «танки на Киев»? Или его можно полностью исключить?

Юрий Касьянов: Безусловно, вражеские танки могут прикатить в Киев. После того, как Путин устроил войну в Грузии, аннексировал Крым, оккупировал Донбасс, и за это ему, по сути, ничего не было от мирового сообщества, то почему бы ему не устроить военную прогулку в Киев? И он это сделает, как только будет уверен, что мы не будем сопротивляться.

Читайте такжеТарас Загородний: Война истощает Украину быстрее, чем Россию, мы так долго не выдержимdim-dim: Чи можна сьогодні вважати ідеї про побудову «русского мира» або створення «Новоросії» остаточно похованими? До чого сьогодні зводяться цілі Москви по відношенню до України?

Юрий Касьянов: Идея «русского мира» и идея создания «Новороссии» – это просто один из «кирпичиков» российской имперской стратегии, направленной на восстановление России в границах 1918 года. В этой имперской стратегии Украина является ключевым краеугольным камнем. Поэтому враг хочет, чтобы вся Украина стала «Новороссией», чтобы здесь утвердился поганый «русский мир». И пока враг не добьется этой цели, или пока мы не дадим ему по зубам так, что он от этих целей откажется, угроза будет реальной.

Sonita: Пане Юрію, як вам видається, на скільки ще років у нас «проблема Донбасу»? Чи існують такі сценарії, за якими війну можна вже закінчити і не поступитися при цьому українськими територіями?

Юрий Касьянов: Закончить войну и освободить территории можно, только воюя. Никаких других способов не существует и никогда не существовало в мировой истории. Кроме одного – можно еще сдаться, капитулировать, принять условия противника. Выбор остается за нами.

Юрий Касьянов
Юрий Касьянов / Главред

Tarass: Может ли Донбасс ждать та же участь, что и Приднестровье или Южную Осетию-Абхазию? Есть ли способы не допустить этого?

Юрий Касьянов: Конечно, может. Фактически Донбасс уже прошел стадию и Приднестровья, и Южной Осетии, и Абхазии, где боевые действия сейчас не ведутся. Мы находимся уже на иной стадии, когда «война – это мир, а мир – это война» (словами Оруэлла). И решить эту проблему мы можем только силой.

Леонид (Харьков): Может ли Донбасс после возвращения под юрисдикцию Украины существовать в том же статусе, в котором он был до войны? Стоит ли рассматривать варианты с особыми статусами, автономией (когда регион на основополагающие вещи, внешнюю политику и т.д. влиять не может, но вопросы языка, вещания и т.д. на местном уровне может решать самостоятельно)? Или это неприемлемо?

Юрий Касьянов: Скажу крамольную мысль: я выступаю за то, чтобы все регионы Украины получили бо́льшую самостоятельность в решении своих вопросов. У нас эту идею стыдливо и с ненавистью называют «федерализацией», потому что Россия через Медведчука использовала федерализацию как идеологическое обоснование прихода «русской весны». На самом же деле, нам действительно нужно предоставить регионам больше экономических и социальных возможностей на местах. Совершенно недопустима ситуация, когда президент назначает глав местных, вплоть до районных, администраций, когда Киев назначает судей и прокуроров. Я – убежденный сторонник прямых выборов всех местных руководителей. Всех – начиная от местного шерифа, судьи и прокурора и заканчивая местным губернатором. Эти люди должны отвечать перед населением областей и городов, которые их избрали.

При этом, безусловно, не должно быть даже намека на сепаратизм. Сепаратизм был и есть и должен быть одним из страшнейших преступлений в нашей стране.

Світлана М.В.: Два питання до вас, пане Юрію. 1. Чи погоджуєтеся ви з тим, що мешканці Донбасу ментально відмінні від решти населення України? Якщо так, наскільки ці відмінності непереборні? 2. Чим небезпечні розмови деяких відомих і впливових людей в Україні про те, що Донбас варто було б відпустити, а самим жити так, як вважаємо за потрібне?

Юрий Касьянов: Я постоянно говорю о том, что люди, проживающие на Донбассе, мало чем отличаются от людей, которые живут в Киевской и Львовской областях. Это точно такие же люди, украинцы, которые жили и живут в других условиях. До войны они жили под жестким прессингом местных удельных князей – олигархов, которые использовали пророссийскую, просоветскую пропаганду для того, чтобы противопоставлять свой электорат всему другому населению Украины. Сейчас эти люди живут в условиях войны. И судить их могут только те люди, которые пережили ужасы войны.

Я абсолютно не согласен с позицией отдельных граждан, руководителей и политиков, которые, живя в безопасных городах Украины, находясь в теплых кабинетах, рассуждают о том, что «хорошо бы обнести Донбасс колючей проволокой», «сделать из него резервацию» или «отдать его России». Такие люди хуже сепаратистов. Они – враги Украины.

Ganni: Для чего Путину нужны «ДНР» и «ЛНР»? Нужны ли они России сами по себе? А как часть сухопутного коридора в Крым?

Юрий Касьянов: «ДНР» и «ЛНР» – это плацдармы для дальнейшей оккупации Украины, для реализации стратегии возвращения Украины в состав возрождаемой Российской империи. России не нужен сухопутный коридор в Крым – ей нужна вся Украина. И пока Россия не получит то, что хочет, или пока мы не сделаем реализацию этого желания невозможной, война будет продолжаться.

Roy Iryna: Когда в Горловку и Донецк вернется Украина?

Юрий Касьянов: Когда она их отвоюет.

Юрий Касьянов
Юрий Касьянов / Главред

Joker: Після повернення Донбасу в Україну там рано чи пізно доведеться здійснити ті трансформації, які зараз переживає Україна: декомунізацію, поширення української мови, вилучення з теле- і радіомовлення певних фільмів та програм тощо. Але як, по-вашому, розумніше вчинити: на Донбасі треба діяти швидко й оперативно, одразу ж після повернення території, або ж краще не дратувати тамтешніх людей і не чіпати цих дратівливих для них питань?

Юрий Касьянов: Вопрос во многом надуманный. Жители Донбасса мало чем отличаются от жителей Киева или Львова. Разве что тем, что их жизнь в условиях российской оккупации на фоне боевых действий куда более ужасная.

Я не думаю, что с этими территориями надо делать что-то особенное. Это такие же украинцы, как и все мы. Настоящих сепаратистов на Донбассе ровно столько же, сколько в Киеве. Если бы Гиркин когда-то захватил не Славянск, а Киев, поверьте, здесь тоже нашлись бы люди, которые бы вывешивали российские флаги в окнах и встречали бы захватчиков, как освободителей.

Наша задача – простая: освободить захваченные территории и людей, дать им возможность вести нормальную мирную жизнь в составе Украины.

Луганчанка: Как вам кажется, есть ли у жителей территорий, ныне неподконтрольных Украине, основания хотеть обратно в Украину, поддерживать нынешнюю киевскую власть и верить ей?

Юрий Касьянов: Этот вопрос надо разделить на два. Безусловно, бо́льшая часть жителей оккупированных территорий хотят возвращения в состав Украины. Но вовсе необязательно жители этих территорий должны любить украинскую власть и доверять ей. Ведь страна и власть – это разные понятия. Я тоже не люблю власть.

Читайте такжеГеоргий Тука: Путина устроит один вариант – если на Банковой будет сидеть губернатор «Новороссии»Ekskurs: Как вы считаете, не пора ли поставить точку в недомолвках и оккупированные территории (ОРДЛО) назвать оккупированными, коллаборантов и предателей назвать коллаборантами и предателями, а пособников – пособниками, а не отделываться лицемерным – «там наши люди»? Да, не все так просто, но и те, кто остался и не выехал, должны понимать, что они, оставаясь там, являются «живим щитом» для оккупанта и вяжут по рукам наши войска. Почему парни должны гибнуть из-за чьего-то жлобства и боязни потерять нажитое? Ведь россияне разместили свои базы в жилых кварталах городов и поселков.

Юрий Касьянов: Я всегда называл оккупантов оккупантами, коллаборантов – коллаборантами, а оккупированные территории – оккупированными.

Напомню вам, что в годы Второй мировой войны никогда не было такого, чтобы все жители покидали оккупированные территории. Это невозможно по тысячи причин. А для нас главное, что это невозможно потому, что Украина, как государство и нация, не проявила никакого интереса к судьбе людей, которые остались на оккупированных территориях. В лучшем случае, людей, которые выехали с оккупированных территорий, расселяли в заброшенных селах, разбитых санаториях и платили нищенское пособие и забывали о них, не позволяя им даже участвовать в выборах.

Хорошо сидеть на диване и рассуждать о моральности тех, кто остался на оккупированных территориях.

Я считал и считаю, что, кроме оккупантов и коллаборантов, на оккупированных территориях в большинстве своем проживают обыкновенные нормальные украинские граждане, которые стали заложниками этой войны и страдают от невнятной политики нашего государства и от несправедливого общественного осуждения в том числе.

Юрий Касьянов
Юрий Касьянов / Главред

Саакян Эдмонд: Поддерживаете ли вы идею о лишении гражданства за сепаратизм? Как, по-вашему, следует поступить с крымчанами, которые стали гражданами России?

Юрий Касьянов: Я четко разделяю крымчан и сепаратистов. Крымчане, которые были вынуждены принять гражданство Российской Федерации, не являются сепаратистами. Украина, которая много лет не уделяла должного внимания Крыму, украинская власть, которая своей политикой способствовала установлению там «русского духа» и захвату Крыма Россией, виноваты. А люди, которые там проживали, просто оказались заложниками ситуации. Не все, конечно. Но основная масса людей, которые живут в Крыму, уверен, приняли российское гражданство вынужденно.

Что касается лишения гражданства Украины за сепаратизм, то за это нужно сажать. По отношению к сепаратистам нужно применять самые жесткие меры, которые нам позволяет закон. Лишение гражданства за сепаратизм – это слишком простое решение. Человека можно лишить гражданства только после того, как он искупит вину за совершенное преступление против Украины.

Саакян Эдмонд: И все-таки, что делать с крымчанами, которые приняли гражданство России? Какова должна быть реакция украинской власти?

Юрий Касьянов: Украина должна освободить Крым, изгнать оттуда захватчика, опираясь в этой борьбе на крымчан, которые были и остаются украинцами, несмотря на то, что страна-агрессор выдала им российские паспорта. И вообще, для того чтобы рассуждать о жителях Крыма или Донбасса, патриотичные ли они или не очень, надо самому быть готовым бросить все, оставить свой дом, могилы своих предков, престарелых родителей ради того, чтобы нести высокое звание гражданина Украины. Если вы сами не готовы идти на такие жертвы, то не осуждайте других людей, которым вы ничем не помогли, когда они столкнулись с российской агрессией, и ничем не помогаете сейчас.

Читайте такжеДмитрий Гордон: Украиной по-прежнему правит РоссияВалерий: Чем можно объяснить то, что, несмотря на войну, смерти и ярый патриотизм, который старается демонстрировать наша власть, товарооборот между Россией и Украиной только растет, и импорт из РФ в нашу страну растет?

Юрий Касьянов: Объяснить это можно только тем, что деньги не пахнут. Для наших руководителей, которые по совместительству являются и владельцам лакомых кусков украинской экономики, деньги стоят куда больше, чем патриотизм, независимость и суверенитет Украины.

Это такая игра в поддавки – Путин использует войну в Украине для укрепления имперского мышления внутри России и насаждения «русского мира» в Украине, а наша власть использует фактор войны для консолидации своего электората, чтобы постоянно оставаться у власти и продолжать взаимовыгодную торговлю с Россией.

Lucius: Как вам кажется, грозят ли Закарпатью те же процессы, что и Донбассу? Может ли Закарпатье попроситься в Венгрию?

Юрий Касьянов: Не может. Венгрия – это не Россия. Да и Европа не позволит Венгрии попытаться использовать возможные сепаратистские настроения для того, чтобы оттяпать часть украинской территории.

С другой стороны, безусловно, центральная власть и власть на местах делают очень мало для развития этого региона, даже по сравнению с тем, какие преференции этническим венграм предоставляет Венгрия. Впрочем, наша власть ко всем регионам относится так же безразлично.

Юрий Касьянов
Юрий Касьянов / Главред

Анастасия, Киев: Как думаете, с чем связаны эти «танцы с бубном» вокруг Договора о дружбе и сотрудничестве с Россией? Почему нельзя было сразу его разорвать, прекратить его действие, а не «приостанавливать», чтобы теперь вносить в Раду предложение таки прекратить действие договора?

Юрий Касьянов: Почему нельзя было разорвать Договор о дружбе с Россией в 2014 году – это вопрос не ко мне. Потому что разорвать его не только можно было в 2014 году, но и нужно было. Но как бы тогда наша власть торговала со страной-оккупантом?

Поэтому все это – только обман населения в преддверии выборов. Власть прекрасно понимает, что бо́льшая часть населения давно уже ожидала и военного положения, и прекращения действия Договора о дружбе, и разрыва отношений с оккупантом. Поэтому сейчас, когда до выборов осталось немного, власть пытается на публику решить эти задачи, чтобы получить какие-то очки в предвыборной гонке.

По сути же ничего не меняется: Порошенко дружит с Медведчуком, Медведчук – с Путиным, и все набивают карманы.

MistF: Юрий Владимирович, как вы думаете, а для чего еще России нужен Янукович? Какая роль ему отведена? Или он просто доживает там свои дни… И чем, по-вашему, закончится суд над Януковичем – заочно осудят, заочно отбудет наказание?

Юрий Касьянов: Я думаю, что Янукович сидит где-то в России. На всякий случай. Путин думает: «Вдруг еще пригодится». Янукович достаточно награбил здесь, в Украине, чтобы безбедно жить в России.

При этом мы видим, что так называемый «суд» над Януковичем уже давно превратился в позор для украинского следствия, прокуратуры, государства и Украины в целом. Поэтому Янукович стал для нашей страны уже неким жупелом.

Wrangler: Уже даже российские деятели признают, что «минский процесс» мертв. Так почему же у нас, даже видя, что «Минск» уже сыграл свою роль и на большее вряд ли способен, продолжают талдычить мантру о безальтернативности и пользе Минских соглашений?

Юрий Касьянов: Так называемый «минский процесс» был мертворожденным с самого начала.

В этой войне у Путина была и остается «золотая акция». Именно Путин решает сегодня, быть войне или не быть, какой этой войне быть. А не какие-то заседания группы в Минске в нормандском или будапештском форматах.

До тех пор, пока мы не перехватим инициативу, пока не покажем, кто в нашем доме хозяин, пока не дадим врагу по зубам, никакие форматы не будут действенными. Войну можно остановить только войной.

Simka: Що зміниться в переговорному процесі після того, як Кучму замінить Марчук? На який результат взагалі можна очікувати від подальших мінських переговорів?

Юрий Касьянов: Ничего не измениться в «переговорном процессе» после замены Кучмы на Марчука. Потому что этот так называемый «переговорный процесс» – это просто ширма для политики Кремля. Все решает Путин.

Edmon: Что такого должно случиться, чтобы Россия враз и без пререканий убралась с украинских земель?

Юрий Касьянов: Я всегда, как ребенок, удивляюсь, когда мне задают такой вопрос. Неужели мы не знаем, что должно произойти, чтобы враг ушел с нашей земли? Неужели существуют какие-то другие, особенные, способы защиты своего дома, семьи и страны, кроме как взять в руки оружие и выгнать врага со своего двора?

Юрий Касьянов
Юрий Касьянов / Главред

Condor: Як гадаєте, після смерті Путіна в Росії почнеться розвінчання культу його особи, як це відбулося після смерті Сталіна, чи росіяни і далі будуть боготворити його, потіснять Леніна у Мавзолеї і покладуть Путіна поруч?

Юрий Касьянов: Что будет после смерти Путина, будет ли развенчание его культа личности – это зависит от того, кто будет очередным царем России. В России все решает царь. Этот царь может быть злым, очень злым или умеренно добрым.

Да и вообще, это – не наша проблема, не украинская.

Иван Петров: Вопрос про ядерное оружие. Вот многие кричат, что, если бы у нас было ядерное оружие, тогда не было бы проблемы с Крымом, Донбассом и т.д. Допустим оно у нас было бы. Чем оно может нам помочь? Мы бомбили ли бы РФ? Можно долго размышлять об этом. А что вы думаете?

Юрий Касьянов: Ядерное оружие ничем бы нам не помогло в 2014 году и не помогло бы сейчас. Для того, чтобы ядерное оружие было эффективным средством сдерживания потенциального агрессора, мы должны быть готовы применить это оружие. У нас должны быть не просто железные, а титановые яйца для того, чтобы применить ядерное оружие на Донбассе.

Мы не реализовали даже десятой части наших возможностей противодействия агрессору обычными, не ядерными, средствами. Как только мы начнем сражаться по-настоящему, покажем врагу зубы, отправим в Россию поток гробов с наемниками, война тут же закончится.

Олександр: «Москітний флот» чи повноцінні ВМС з есмінцями, фрегатами і корветами? Крейсер «Україна» майже збудований, що заважає перетворити його хоча б на плавучу базу? Все одно ж краще, ніж катери – хоча б російські корита не таранитимуть.

Юрий Касьянов: Как на море, так и на суше, и в воздухе, нам нужны не просто какие-то корабли – большие и малые, танки или самолеты. Нам требуется, в первую очередь, готовность драться. Если мы не будем стрелять по врагу, то никакие суда – ни крейсеры, ни эсминцы, ни маленькие катера – нам не помогут, а будут легкой добычей для врага.

Поликарп: Как бы оценили вероятность столкновений и каких-то силовых акций на религиозной почве в нашей стране? Какие события или заявления могут послужить импульсом для начала таких сценариев?

Юрий Касьянов: Я не считаю, что наше население настолько фанатично религиозно (любой конфессии), что эта фанатичность может привести к каким-либо религиозным столкновениям.

Читайте такжеВиктор Небоженко: Россия уйдет с Донбасса, только когда устроит кровавую провокацию типа СребреницыПоликарп: Почему по Конституции у нас церковь отделена от государства, а государство – от церкви, но при этом кому-то можно «веру» использовать как предвыборных лозунг?

Юрий Касьянов: Нельзя веру и религию использовать в политических целях. И тот, кто это делает, поступает и не по совести, и не по закону. Таким политикам просто больше нечего предложить народу, кроме дешевого опиума из их уст.

Ронні: Як ви ставитеся до заборони культурного продукту, зробленого в Росії або ще в Радянському Союзі? Фільми, книжки, казки, музика… Від цього більше шкоди чи користі, на ваш погляд?

Юрий Касьянов: Я вообще против каких-либо запретов. Запрещаться могут вещи, которые в исторической ретроспективе получили однозначную оценку и являются деструктивными. Скажем, нацистская или коммунистическая, сталинская идеологии, религиозная и расовая нетерпимость.

Огульно запрещать все фильмы, сделанные в СССР или России, то же касается книг и музыки – это абсолютная глупость.

Не надо думать, что наши люди настолько глупы, что не видят разницы между публичным политиканством, реальной политикой наших правителей, которая по сути своей является антиукраинской куда больше, чем какие-нибудь советские фильмы.

Юрий Касьянов
Юрий Касьянов / Главред

Ной: Ваше отношение к пересмотру календаря праздников в Украине? Вы – противник и приверженец идеи отмены 8 марта, смещения акцента с 9 мая на 8 мая или с Нового года на Рождество (даже два рождества)?

Юрий Касьянов: Я считаю, что в нашей стране слишком много праздников. Как предприниматель, я постоянно терплю убытки от этих праздников. Такие же убытки терпит и вся украинская экономика.

Это абсолютно ненормально, чтобы в стране со столь низким уровнем жизни, низким ВВП, к тому же, находящейся в состоянии войны, было такое безумное количество праздников.

Так что я – не за пересмотр календаря праздников, а за сокращение их количества. Мы должны работать, чтобы сделать нашу жизнь более счастливой, обеспеченной и победить в войне.

Sidor: Что вы думаете о принятом в первом чтении законопроекте о государственном языке? Не перегибают ли палку наши «украинизаторы»?

Юрий Касьянов: Мне трудно говорить о законопроекте о государственном языке, потому что, на мой взгляд, все годы независимости украинская власть только декларирует защиту украинского языка или умело педалирует эту тему перед любыми выборами.

На самом деле, первое и главное, что надо было бы сделать – открыть по всей стране множество вечерних школ для изучения украинского языка, клубов и курсов для изучения украинского, нужно сделать изучение украинского языка доступным, занимательным и популярным. А не вводить всякого рода запретительные меры и конфликтовать с национальными меньшинствами и соседними странами.

Микола П.: Пане Юрію, які реалістичні, а не оптимістичні очікування можна покладати на новоспечене міністерство у справах ветеранів? Чи є у вас вже. на початковому етапі, якісь зауваження або запитання щодо цього міністерства? Наскільки вдало підібраний міністр на цю посаду, з вашої точки зору?

Юрий Касьянов: Министерство по делам ветеранов – это очередной предвыборный козырь в колоде Петра Алексеевича. Если вы действительно заботитесь о ветеранах, хотите создать министерство или комитет, то должны были создать его еще в 2014 году, а не сейчас, накануне выборов.

Я считаю безумием создавать министерство со штатом полтысячи человек, тратить на него кучу денег налогоплательщиков, когда многие ветераны нуждаются в элементарных вещах: работе, улучшении здоровья, элементарном уважении. Для этого не надо много денег.

Вообще не надо совать свой нос в ветеранские дела. А вопросами социальной защиты ветеранов вполне может и должно заниматься Министерство социальной политики. Дайте ветеранам преференции для поступления в вузы, при получении кредитов на развитие бизнеса, для повышения уровня квалификации, обеспечьте им условия для оздоровления и реабилитации — и этого будет достаточно. Потратьте деньги на это.

Юрій: Чи вважаєте ви справедливим позбавити військовозобов’язаних, що ухилилися від мобілізації, військових звань, а також вилучити з елітних родів військ? Ваше ставлення до «аватарів»? Чи варто виключати їх з лав резервістів?

Юрий Касьянов: Я считаю, что уклонение от мобилизации является преступлением для любого человека, не зависимо от того, служил он раньше или нет. Я – горячий сторонник того, чтобы во время войны рядом с таким неспокойным соседом, коим является Россия, у нас была всеобщая воинская обязанность, чтобы каждый гражданин и гражданка получили необходимый минимум знаний, умений, навыков, которые позволят им эффективно противостоять агрессии с оружием в руках.

Я считаю, что граждане, которые не отслужили в армии, не участвовали в защите суверенитета и безопасности страны, должны быть лишены права занимать избираемые посты в государстве или назначаться на государственные посты. Только ответственные граждане, готовые сражаться за свою страну, могут участвовать в управлении этой страной.

Юрий Касьянов
Юрий Касьянов / Главред

Сергей: Привет из Беларуси! 🙂 Знайте, что здесь есть те, кто поддерживает Украину в тяжелое время. Уверен, настанет тот день, когда страну возглавят решительные люди, четко осознающие невозможность дипломатического решения проблемы оккупированных территорий. Украина сильна и лишь нуждается в порядочных и адекватно мыслящих людях во главе государства. Слава Украине!

Юрий Касьянов: Беларуси слава!

Roman: Как думаете, почему Петр Алексеевич Порошенко не отказывается участвовать в президентских выборах? Ведь шансов быть легально переизбранным на второй срок у него больше нет. И оставаться в президентском кресле другим путем – это только продление бессмысленной агонии.

Юрий Касьянов: У Петра Алексеевича в действительности есть неплохие шансы переизбраться на второй срок, потому что политика, которую он проводит, является зеркальным отражением настроений, которые сегодня превалируют в обществе.

Петр Алексеевич демилитаризовал общество, лишил нацию патриотизма, который был присущ ей в 2014 году, лишил людей веры в себя, слепил из большинства населения биомассу (как они любят называть избирателей) и теперь рассчитывает, что эта биомасса за него проголосует.

Наша задача – разбудить людей, вернуть их обратно из состояния биомассы в нормальное человеческое состояние, возвратить людям достоинство, самоуважение, веру в свои силы. Только так мы можем победить Порошенко, равно как и всех тех, кто рассматривает Украину только как место для зарабатывания денег.

Arkadij: Что вы думаете об идее избрания в президенты Зеленского или Вакарчука? Считаете ли вы, что такой эксперимент будет уместным и полезным для страны в данный момент?

Юрий Касьянов: И Зеленский, и Вакарчук имеют право участвовать в президентских выборах. И над этим не надо смеяться, потому что любой гражданин Украины имеет право и может претендовать на президентский пост.

Мы вообще должны вернуться к истокам, к Конституции, вспомнить, что народ является источником права, и выбросить на «свалку истории» всех тех политиков кучмовской закваски, которые уже поюзали страну сколько, хотели, и собираются юзать ее впредь.

Вам реально не надоели порошенки, тимошенки, гриценки, бойки и так далее? Сколько можно думать, что никто ни на что не способен, кроме этих немногих? Что мы ни на что не способны – ни выдвинуться на президентских выборах, ни победить на них.

Ведь это просто унизительно – думать и понимать, что некий условный Касьянов не может стать президентом только потому, что у него нет денег на рекламу. Тем самым избиратель унижает самого себя.

serzh543: Які сценарії буде реалізовувати Кремль в Україні з наближенням президентських і парламентських виборів у нас? Чи Путін просто чекатиме і спостерігатиме, хто переможе, а вже після того буде вирішувати, як діяти щодо України?

Юрий Касьянов: Я думаю, что Путин не имеет какой-то стратегии в отношении Украины в преддверии президентских и парламентских выборов. Уверен, что он будет действовать ситуативно в зависимости от того, куда подует ветер, и на какую чашу весов буду складываться голоса избирателей. Если будет очевидной победа Порошенко, Тимошенко или Бойко, то Путин ничего не будет делать, понимая, что с ними он наверняка сможет договориться о дальнейшей ползучей реинтеграции Украины в состав Российской империи. Если же вдруг будет побеждать Касьянов, то Путин наверняка начнет небольшую или большую войну, понимая, что в случае победы настоящих патриотических сил, Украины ему больше не видать.

Юрий Касьянов
Юрий Касьянов / Главред

Вдовиченко Олександр: Цікавить ваша участь у виборах президента – вона формальна, чи вами буде направлено максимум зусиль (і яких саме) для перемоги?

Юрий Касьянов: Я не собираюсь формально участвовать в выборах для того, чтобы «засветиться», иметь статус «кандидата в президенты»… Я собираюсь реально драться, хотя прекрасно понимаю, что шансы мои не велики. Но, во-первых, эти выборы не самоцель – это способ продолжения борьбы, которую мы вели в 2004-ом, 2013-ом и все эти годы. А, во-вторых, чтобы уважать себя, надо сделать все возможное, воспользоваться всеми возможными и невозможными шансами для того, чтобы сделать Украину лучше.

Алексей: Кого вы видите союзником на выборах?

Юрий Касьянов: Я вижу союзниками на выборах патриотов, ответственных граждан Украины, которым не равнодушна судьба страны. Среди популярных политиков таких нет.

Артем: Для чого ви балотуєтеся в президенти на цих виборах? Заради досвіду? Починаєте власну політичну діяльність, і це для її подальшої перспективи? Або таким чином засвідчуєте, що голосувати нема за кого?

Юрий Касьянов: Я баллотируюсь по одной причине – хочу изменить страну. Сейчас есть возможность – маленькая, скромненькая, призрачная – сделать это через выборы президента. Поэтому я хочу воспользоваться этой возможностью. Я хотел изменить страну в 2004-ом, в 2013-ом и не оставляю надежды изменить страну сейчас. Потому что в этой стране живу я, моя семья, будут жить мои дети и внуки. Это нормально.

Людмила: Основные направления внешней политики, кадры и задачи. А также СБУ – реформирование или полная перезагрузка? Принцип отбора кадров в силовой блок.

Юрий Касьянов: Мое кредо – не воровать, не лгать и защищать Украину. Для того чтобы занимать какие-то посты в профильных министерствах, нужно быть еще и профессионалом. Поэтому если человек не врет, не ворует, стремится защищать Украину и является профессионалом в своей области, он может претендовать на какой-то пост.

Катерина: Скажу сразу, что считаю вас человеком образованным и высокоинтеллектуальным. Я – профессиональный бухгалтер, и смотреть на мир уже много лет мне приходиться сквозь призму финансов и выгодности, хотя в душе я все тот же художник, но уже спустившийся на землю и ставший пессимистом (осведомленный оптимист). Мой вопрос: Осознаете ли вы до конца, что, став президентом (такое тоже может вдруг случиться), в этой стране Вам придется стать «Пиночетом»? По-другому просто не получится. Те, кто сейчас у власти, даже если их и отодвинуть, ничего не дадут сделать. И это будет война посерьезней, чем на востоке Украины. Воевать надо будет беспощадно и кроваво, и поиграть в демократию, как это делал Ющенко, уже не получится. Вторая ключевая задача президента будет кормить биомассу. Вы ведь понимаете, что в конечном итоге большинство воюет не за «голодную справедливость», а за повышение собственного дохода, и свобода для большинства в этой стране – это «игрушка для дураков». Вы согласны стать на эту «тропу войны», и «сесть в поезд с билетом только в один конец»?

Юрий Касьянов: Да, конечно, я прекрасно понимаю, с какими проблемами мне, как президенту, придется столкнуться. И я согласен с тем, что внешняя угроза и война для Украины – это не самая большая проблема, которая есть на сегодняшний день. Самая большая проблема – в нас самих. Мы, к сожалению, не воспользовались возможностями, которые нам предоставляла история ни в 1991-ом, ни в 2004-ом, ни в 2014-ом годах. Мы так не стали нацией, мы разобщены и не верим в свои силы. Поэтому нами управляют всякого рода проходимцы, бывшая партноменклатура, их дети, уголовники. Эту проблему необходимо решить. Безусловно, для того чтобы сломать существующую олигархическо-клановую, по факту уголовную систему управления страной, придется применять жесткие меры, которые не принесут мне, как президенту, славы и спокойствия. Но я к этому готов.

Станіслав: За кого ви будете голосувати на президентських виборах і чому?

Юрий Касьянов: За себя. Если я буду баллотироваться, буду голосовать за себя. Я не вру, не ворую и у меня есть план, как сделать Украину сильной, справедливой и свободной страной.

Віталій: Розкажіть, будь ласка, про ваші погляди на соціальну і культурну політику України. Чи вважаєте ви, що в українському суспільстві є проблеми міжгендерних відносин, відносин у сім’ї , нетерпимості і т. д.? А також чи бачите ви проблему в присутності великої кількості російського контенту в нашій культурі? Зрозуміло, що зараз головне питання – це війна, але цікаво почути вашу думку і про більш побутові справи.

Юрий Касьянов: Конечно, в Украине, как и в любой другой стране мира, есть проблемы, связанные со старением населения, уходом населения в виртуальную реальность, отношениями мужчины и женщины. Это абсолютно нормально.

Но решать эти вопросы должен точно не президент. Есть тысячи всевозможных деятелей искусств, есть писатели, есть философы, есть профильные специалисты наконец, которые должны заниматься этими вопросами. Я думаю, что в справедливом, демократическом обществе эти вопросы как-то самоурегулируются, ведь люди у нас – не дураки.

Что касается «языкового вопроса», то, конечно, плохо, что у нас российский контент до сих пор занимает крепкие позиции. И вот тут президент, как часть власти, может инициировать расширение поля применения украинского языка, может стать инициатором популяризации украинского языка, открытия школ, клубов и курсов по изучению украинского языка. «Розмовляти українською мовою» должно стать популярно и модно.

Юрий Касьянов
Юрий Касьянов / Главред

Денис: Ведется ли какой-то диалог среди кандидатов, которые хоть как-то напоминают настоящую «оппозицию», а не очередную смену декораций, или каждый сам себе гетман? Очень многие не знают, за кого голосовать, и за их голоса можно было бы побороться, но, похоже, такие кандидаты как вы, Гнап, Терещенко, Семенихин, Деревянко, кто там еще, и не думают объединить свои усилия, потому в итоге получим Юлю, Пороха, Гриценко, Бойко и т.д…

Юрий Касьянов: Не надо думать, что потенциальные кандидаты в президенты, которые оппонируют нынешней власти или старым политикам, должны как-то объединиться. Между мною, скажем, и Деревянко – огромная пропасть в идеологии и мировоззрении. То же можно сказать про Семенихина. Более близки мои позиции с позициями Гнапа. Но, извините, Касьянов – «ястреб», а Гнап – нет. Как мы можем объединиться? Нельзя быть «немножко беременной».

Президентские выборы для нас – это выбор стратегии развития страны. И здесь не должно быть компромиссов.

Если я не вру, не ворую и предлагаю вам проголосовать за меня, чтобы построить справедливое общество и защитить Украину, как я могу объединяться с другим кандидатом, который идет во власть только ради косметических реформ? Это абсурд.

Жанна: Юрий, что может сделать обыкновенный гражданин Украины, чтобы искоренить коррупцию, подтолкнуть и провести реформы?

Юрий Касьянов: Обыкновенный гражданин для этого должен быть гражданином. К сожалению, у нас в стране много населения, но мало граждан. Гражданин – это не формальность, не паспорт. Гражданин – это ответственность за свою страну, нетерпимость к коррупции. Это острое, непреходящее и постоянное желание сделать свой дом, свою страну лучше, защитить ее.

К сожалению, многовековое нахождение Украины в составе Российской империи воспитало в наших людях ощущение неспособности самостоятельно решать все вопросы. Население упорно смотрит на властьимущих и ожидает от них подачек, реформ, борьбы с коррупцией. Большая часть населения мечтает о добром царе и совершенно не хочет делать что-то самостоятельно. Эти люди – не граждане. Они – балласт.

Оланд: Принимали ли вы непосредственное участие в боевых действиях на Донбассе?

Юрий Касьянов: Если вопрос заключается в том, стрелял ли я по врагу, то – да, стрелял. Но я никогда не был кадровым военнослужащим, добровольцем, ни в каких подразделениях не состоял. Я известен как волонтер. Я больше занимался ведением воздушной разведки, что тоже является видом боевых действий.

Татьяна: Раньше вы писали, что вы – не блогер, а волонтер. А сейчас что-то уже изменилось в вашей жизни, и вы стали блогером?

Юрий Касьянов: Действительно, раньше я был волонтером, а сейчас я почти не занимаюсь волонтерскими проектами. Это, наверное, хорошо.

Віктор Сіка: Розкажіть про свої хобі.

Юрий Касьянов: Это сложный вопрос. Я – разноплановый человек. Люблю читать книги, проводить время с семьей, люблю животных, люблю ухаживать за растениями, ходить в походы, возиться с разного рода техникой… Но более всего я люблю думать – это занимает мое время постоянно.

Иван Добронравов: Как вы относитесь к Бабченко после того, как после оппозиционной деятельности он встал в позу «чего изволите» по отношению к действующей власти?

Юрий Касьянов: Вот так я и отношусь к Бабченко. Степень уважения к этому человеку сильно понизилась после известных театрализованных событий, связанных с его «убийством». Скажем так, до смерти он мне нравился куда больше.

Katarina: Юрій, скажіть відверто, які думки у вас виникають, коли ви чуєте щось подібне тому, що нещодавно наговорила Чічєріна про «укропів», «латиських біатлоністок», «негрів, що приїжджають на Донбас на сафарі та стріляють старих в їхніх городах»…? Вони марять чи щиро вірять в те, що кажуть?

Юрий Касьянов: Мне не очень бы хотелось комментировать заявления всяких экзальтированных, неумных и, похоже, психически ненормальных особ.

Rugaru: Як, на вашу думку, в найближчому майбутньому суміщатимуться «загальна комп’ютеризація» (с) і загальне падіння технічної підготовки людей? Адже в розвинутих країнах розподіл за навичками ще більш помітний, ніж у нас?

Юрий Касьянов: Вопрос глобальный. Человечество стремительно движется в будущее, которое может оказаться куда более фатальным для нас и неприятным, чем то, что показывают в разнообразных футуристических фильмах.

К сожалению, сегодня бо́льшая часть населения «золотого миллиарда» – это потребители, которые родились в условиях комфорта, живут в условиях комфорта и собираются умереть в условиях комфорта. Они лучше умеют пользоваться мобильным телефоном, чем приготовить пищу или обустроить жилище. Это все может сыграть злую шутку с людьми, особенно с населением «золотого миллиарда», когда ресурсы истощатся, и нам придется вспоминать утерянные навыки разжигания огня и добывания пищи.

Надежда Майная

Фото Владимира Гонтара

Добавить комментарий